Флаг

Компании в ОАЭ

4750 Долларов
Флаг

Английские компании

790 Евро: Всё включено!
Флаг

Ирландские партнерства

1690 Евро: Всё включено!
Флаг

Компания на Кипре

1890 Евро: Всё включено!
Флаг

Оффшоры на Сейшелах

590 Евро: Всё включено!
Флаг

Оффшоры на Белизе

790 Евро: Всё включено!
– Международные правовые услуги
Более 5000 довольных клиентов с 2003 года
– Прямой регистратор
Москва
Санкт-Петербург

Методы борьбы с оффшорами

В рамках предвыборной борьбы с оффшорами премьер-министр не только устроил показательные увольнения топ-менеджеров госкомпаний, но и дал правительству задание внести изменения в законодательство с целью не дать компаниям уходить от налогов с помощью оффшорных схем. Общемировая практика показывает малую эффективность подобных мер, а обходные пути при применении таких методов всегда найдутся. Например, можно использовать так называемые фирмы-«прокладки» и трасты в респектабельных юрисдикциях, в том компании на Кипре и английские компании.

На заседании «Деловой России» Владимир Путин заявил, что он «не против оффшоров вообще», однако «когда у нас за оффшором вообще ничего не видно, не видно конечного бенефициара совсем, нам невозможно даже принимать решения по некоторым ключевым вопросам».

Однако на применение оффшоров не только в России, но и во всем мире, воздействует сама система международной экономики, и запретительные меры не приводят к отказу компаний от их использования. Эффективным способом борьбы с оффшорами, пожалуй, является сбор на сотрудничество с оффшорными компаниями. Такой сбор взимают в Белоруссии, и планируют начать взимать в Украине, при этом в этих странах существует довольно обширный список оффшорных зон. В Белоруссии это работает, но ситуация сразу же изменится, если в этой стране появится лобби транснациональных компаний, которого пока нет. А украинское правительство вряд ли перейдет от слов к делу, по мнению украинских экспертов. В России даже введение такого сбора не помешает компаниям выводить средства в оффшоры, ведь есть возможность использования английских или кипрских компаний или компаний в других респектабельных неоффшорных юрисдикциях, с помощью которых маскируется оффшор.

Также используется схема с трастами и партнерствами из престижных юрисдикций. Формально компания не считается оффшорной, но реально в этой стране она не уплачивает налогов из-за своего особого статуса, а учредителями траста или участниками партнерства являются оффшорные компании.

Вряд ли поможет и введение для компаний обязанности информировать банк  о конечном бенефициаре ее партнера при любом перечислении средств за границу. Проверить такие сведения будет почти невозможно. Кроме того, когда иностранный банк открывает счет оффшорной компании, ему и так прекрасно известен конечный бенефициар, но заставить иностранный банк сообщать эту информацию российскому правительству нереально.

По-настоящему бороться с оффшорами можно только создав в у себя стране благоприятные условия для бизнеса, и на законодательном и на правоприменительном уровне. В условиях отсутствия возможности защитить свой бизнес и свою собственность интерес бизнесменов к оффшорам неискореним. А бороться с коррумпированными чиновниками и главами госкорпораций нужно не формально, а законодательно закрепив эффективные механизмы их ответственности. И оценивать признаки аффилированности нужно не по формальным и узким критериям, которые легко обойти, а всесторонне исследовав истинные связи чиновников с оффшорными компаниями и подставными российскими юрлицами.